Партнеры «Роснефти» по «Сахалин-1» заплатят компании $230 млн отступных

Так компании могут закончить спор о перетоках нефти из месторождения «Роснефти» к ее партнерам по «Сахалин-1»

Консорциум компаний во главе с ExxonMobil, работающий над проектом «Сахалин-1», в досудебном порядке решил спор с «Роснефтью», сообщил агентству Reuters Нарендра Верма, исполнительный директор индийской компании ONGC Videsh (20% в «Сахалин-1»). «Роснефть» требовала выплатить $1,4 млрд. Мы согласились подписать досудебное [мировое] соглашение и выплатить $230 млн», – информировал Верма.

Стороны пошли на принципиальное сближение – договорились решить дело во внесудебном порядке. ExxonMobil и «Роснефти» придется представить суду мировой договор – или «Роснефть» заявит отказ от иска, объясняет порядок действий партнер BMS Law Firm Денис Фролов.

В июле «Роснефть» потребовала от консорциума 89,1 млрд руб. в Арбитражном суде Сахалинской области – за необоснованное обогащение. В чем суть претензий, «Роснефть» не сообщала, но люди, близкие к одной из сторон спора, объяснили, что речь идет о перетоке нефти между месторождениями Северное Чайво (принадлежит «Роснефти») и Чайво (у консорциума). А ONGC Videsh написала, что «Роснефть» просит в суде возместить ей убытки от перетока нефти в том числе за 2005–2011 гг., когда месторождением она не владела. На Чайво партнеры по «Сахалин-1» работают с 2005 г., «Роснефть» получила лицензию на Северное Чайво в 2011 г. за 1,6 млрд руб., а добычу начала в 2014 г. (запасы оценивались в 16,7 млн т нефти и 9,9 млрд куб. м газа). Для разработки Северного Чайво «Роснефть» частично использовала инфраструктуру консорциума, писала ONGC Videsh. В момент выдачи лицензии на Северное Чайво уже было известно о перетоках нефти между месторождениями, рассказывал «Ведомостям» летом сотрудник Роснедр.

Госкомпания подала иск в том числе и к двум своим структурам – «Сахалинморнефтегаз-шельфу» и «РН-астре» – суммарно на 17,8 млрд руб. Без учета их доли в «Сахалин-1» «Роснефть» может получить $184 млн (12 млрд руб. по текущему курсу). Если бы «Роснефть» выиграла иск, то получила бы $1,1 млрд (71,28 млрд руб.).

«Роснефть» могла согласиться снизить сумму в 6 раз, чтобы не затягивать процесс и не тратиться на адвокатов, возможно, что у «Роснефти» не было крепкой доказательной базы на всю сумму претензий, допускает Фролов.

В таких спорах, даже если доказан факт перетока нефти между месторождениями, очень сложно установить адекватную оценку ущерба или необоснованного обогащения одной из сторон, говорит старший научный сотрудник Института горного и энергетического права РГУ нефти и газа им. Губкина Иван Сидоров. «Роснефть» могла посчитать убыток от количества перетекшей к партнерам нефти, умножить на среднюю цену за период и вычесть себестоимость добычи на конкретной скважине, предполагает он, партнеры же могли предложить более сложный расчет, включить в него транспортировку, обводненность месторождения и проч., любой из этих факторов мог кардинально изменить сумму претензий. Сидоров считает, что процесс мог затянуться на годы, поскольку пришлось бы доказывать суду сначала методику, а затем верность расчетов. А противная сторона могла бы оспаривать каждую цифру и настаивать на независимой экспертизе.